ИЗ ДНЕВНИКОВ ФРАНЧИИ А. ЛА ДЬЮ

 

 Нам часто говорят, что нашими настоящими учителями являются аналогия и соответствие, и я думаю, большинству из нас вполне понятно, что это верно. Мы почти все очень склонны искать необходимые нам знания на небесах, забывая, что каждая песчинка и каждая капля воды содержит в себе Вселенную. Мы часто попадаемся на том, что называем вещи «обычными» и «нечистыми», а также считаем их недостойными серьёзного внимания. Но одна из самых простых истин, усвоенных моим сознанием, дошла до меня во время прозаического занятия — приготовления пирожков. Если кто-то сомневается в моих словах, я бы попросила их подумать об ингредиентах: жарение происходит в масле, которое содержит в себе элементы тепла, света, звука, цвета и формы. Затем рассмотрите внутренний и внешний круги, и вы полностью поймёте ход мысли, который я имею в виду.

Но из всех уроков, которые я получила при изучении природы и её законов, наиболее плодотворным было наблюдение облаков. В одном из вариантов «Голоса Безмолвия» мы читаем: «Его (Адепта) тело становится как облако, из которого вырастают конечности». Христа изображают идущим среди облаков в небе во время второго пришествия, а при вознесении — окутанным облаком. Существует множество упоминаний об облаках во всех мистических трудах.

Часто я рассматривала облака с материальной точки зрения, но сейчас вижу в каждом облаке, которое созерцаю, нечто реальное, существенное и живое. Это даёт мне соот-ветствующее понимание сложнейшей проблемы — отдельное бытие тела и единство душ. Понаблюдайте как-нибудь за небом, когда весь горизонт закрыт облаками и нигде нет просвета. Небо выглядит как плотный покров, окутавший мир. Наблюдайте дольше и вы увидите, как облака начинают расходиться и рассеиваться, поворачиваться, закручиваться, проходить сквозь друг друга с молниеносной скоростью, и каждое, несомненно, устремляется к деянию, только ему предназначенному. Продолжайте ещё и, возможно, вы увидите, как отдельные облака снова соберутся вместе, образуя группы. По моему мнению, каждое из них — покров или одежда духовной сущности, которая осуществляет свои деяния, связанные с заселением миров в пространстве.

Просто рассмотрите каплю воды под микроскопом и сосредоточьтесь на том, что вы там увидите. Среди многих других объектов, принадлежащих к Царству элементалов, существуют мириады маленьких жизней, каждая из которых представляет положительный или отрицательный полюс бытия и содержит семена будущего развития. Прежде чем эта капля воды снова испарится в воздухе, она оставит массу жизней на земле и что-то возьмёт от неё. Мы знаем, что высшие элементалы постоянно работают на Вселенское «Я». Мы знаем также, что в воде существует весьма таинственная сверхчувственная сила. Разве не удивительно, что Духи Воздуха ниспосылают физическую жизнь всему на земле именно через облака?

Задумайтесь также и над поведением капелек воды, после того как их разбрызгали. Они начинают тесно взаимодействовать с элементами Праны, или жизненной энергии, и затем уже непосредственно вступают во взаимодействие со всеми проявлениями жизни на земле. Вся жизнь — это один постоянный взаимообмен атомов, и, в любом случае, те же самые законы в какой-то степени должны действовать не только на том плане, с которым мы наиболее тесно связаны, но и на других.

Изучение облаков в таком аспекте открыло во мне способность распознать моё Высшее «Я» и его единство со всеми другими «я» в гораздо большей степени, чем любое другое исследование, предпринимаемое мною. Я думаю, что теософы, как правило, недостаточно размышляют о своём Высшем «Я». Врождённое стремление к Отцу, или совершенству, коим мы представляем себе это Высшее «Я», никогда не должно подавляться, так как это естественная связь между нами и Вселенским «Я», и именно с его помощью каждый из нас сможет рано или поздно узнать о том, что Господь должен прийти к вам.

В моей жизни был период, когда я жила, как мне казалось, двойной жизнью, я была в постоянном общении с тем, что я по своему невежеству считала Богом, но, как я теперь понимаю, это было, вероятно, проявлением моего Высшего «Я». Именно оно говорило мне всё то, что с тех пор так важно для меня. И именно Оно указало мне на небеса, когда я однажды наблюдала, как духовные сущности ряд за рядом устремляются от горизонта к зениту. Для моего естественного зрения в тот момент они приняли форму крошечных белых облаков, но то, что я увидела внутренним зрением, не дано рассказать смертным.

С тех пор я часто пыталась поведать другим о том, что видела, но при каждой попытке встречала непреодолимое препятствие. Я не могу найти ни слов, ни умения, чтобы выра-зить это удивительное явление. Нет в языке средств, чтобы передать эту реальность. Думаю, во всех тех случаях, которые касаются нашего внутреннего развития, так должно быть всегда.

Каждая индивидуальность должна пройти духовный путь сама. Вам следует помнить, что все духовные учителя особо подчёркивали эту обособленность высшей жизни.

Некоторые склонны сомневаться в том, что я говорила о страданиях Господа. Но тем, кто являются теософами, я могу лишь указать на индивидуальность Того, Кто нам известен как Безымянный, Великая Жертва, Тот, Кто пребывает в круге тьмы, глядя на свет, от которого Он отделился, Тот, Кто не войдёт в Нирвану до тех пор, пока последняя человеческая душа не избавится от опасностей, подстерегающих на пути даже высочай-ших Адептов. Есть что-то в этом описании, что не может не тронуть глубочайший родник человеческого сердца, которое всегда смутно ощущает, что именно представляет собой в действительности эта Великая Жертва, Та Жертва, которую мы будем когда-нибудь призваны принести. Можно ли представить себе большее страдание? Кто же это, если не Христос, Первый и Последний, ибо Он не войдёт в обитель Благословенного, как пастырь, до тех пор, пока последний ягнёнок Его стада не окажется в загоне и дверь не будет надёжно заперта.

Попытаемся помыслить обо всех Расах нашей Манвантары, восходящих по спиральной лестнице, ведущей к тому кругу, где находится наш высший идеал. Путь туда узок и крут, поэтому мы можем продвигаться лишь по одному. Весь свет, видимый нами, — свет, излучаемый от Великой Жертвы. Если кто-то из нас слаб и упадёт, следующие за нами не смогут пройти дальше, пока мы не поднимемся. Если наши чувства поведут нас на боковой путь, наши братья должны будут стоять и ждать, пока мы вернёмся, или остановиться и оплакивать нас и делать всё, что могут, чтобы нас отыскать и вернуть назад, даже если это обозначало бы возвращение к началу пути. Те, кто идёт впереди нас, должны остановиться и дождаться, пока мы не подойдём. Если бы мы все это осознали, могли бы мы когда-нибудь нанести боль друг другу? Могли бы осмелиться подумать, что однажды, глядя в лицо Великой Жертве, услышим, как он говорит: «Человек, где твой брат?»

Ни один аспект Закона милосердия не допускает этого. Нас часто поражает злое слово или поступок кого-то, личность и имя которого всегда были синонимом всего высокого и доброго. В нашем невежестве мы тянем его к барьеру нашего интеллекта, судим и осуждаем его, но если бы поняли истину, то обнаружили, что в этом была необходимость действия упомянутого выше Закона братства. Мы допускаем, что этой личности позволили оступиться по одной из двух причин: или она однобоко, непропорционально развивалась, или обогнала, переросла какую-то другую, кармически связанную жизнь, другую часть себя, и вынуждена дожидаться, пока последняя её догонит. Это падение, в действительности, не падение. Крайности этой двойственности человеческой природы оказываются оправданными, как только урок жизни усвоен или препятствие устранено.

Века понадобятся, чтобы отказаться от ереси, преподанной заблуждающимися братьями и сестрами, которая утверждает, что человеческая природа порочна в своей основе. Мы — чистые и добрые в нашем глубинном существе, где живёт Христос, и наука учит нас, среди прочего, одной истине — что принимать во внимание для нашей же пользы; речь идёт о гипнозе, об эффекте внушения и самовнушения. Я отлично помню время, когда я не могла увидеть ничего такого, что стоило бы внимания. Да и сейчас ещё не вижу. Вместе с тем, думаю, что я смогла несколько продвинуться в осмыслении моей прежней позиции.

Трудность здесь, как и везде, заключается в сохранении полного равновесия и нахождении своего лайя-центра, чтобы оказаться в нём как бы всей своей мощью. Но увы, этот лайа-центр, эта бесконечная мысль или слово — это распятый божественный человек в сердце Беспредельного Отца, покрытый той видимостью материи, которую мы по невежеству называем человеком! Только чистая духовная душа ребёнка может постичь это, душа «младенца», как сказал Иисус. Почему мы не способны понять, что, если бы можно было это физическое тело снять, как одежду, мы увидели бы себя светящимися маленькими точками или звёздами в глубине Абсолютной Жизни — просто лайа-центрами, куда были направлены мысли Бога, причём каждый бесконечно малый центр содержит потенциал мира, способный расширяться по непреложному закону, пока не включит в себя все остальные центры.

Версия для печати
 

© Храм Человечества

  Яндекс.Метрика 


Работает на: Amiro CMS