ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ


«Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий.

Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто.

И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, – нет мне в том никакой пользы».

Эти слова Апостола Павла, переданные его собратом, методом отрицания указывают на необходимые качества ученичества и вместе с тем дают ключ, объясняющий столь многочисленные неудачи претендентов.


Понимаемые таким образом милосердие и любовь указывают путь истинного достижения – путь полного послушания закону.

Закон и Любовь – синонимы, поэтому только послушание в Любви является полным исполнением Закона.

Если это так, – если вы или Я, какие бы замечательные с человеческой и даже божественной точки зрения качества мы ни развивали, все же останемся без милосердия ничем, – то неужели же мы будем сидеть сложа руки в ожидании, пока не пробьет час, когда мы станем «медью звенящей или кимвалом звучащим» – простыми инструментами извлечения механического звука в живом, полном дыхания мире, стремительно несущемся навстречу не сказуемо великой судьбе?

В мире, где одно только слово ПРИМЕНИТЬ будет сезамом для открытия любых врат; в мире, в котором сила милосердия – сама его субстанция – и будет тем единственным «замковым камнем», что удерживает всякий свод человеческих достижений и завоеваний.

Что пользы в вашей борьбе у врат этого мира, если подступы к ним вы пытаетесь взять силой – с дубинами и ножами или же лестью и соблазном? 

Сердце Мое наполняется печалью за тех из вас, кто, утратив способность к милосердному суждению, огульно критикует и осуждает каждое создание, которое не вписывается в рамки его представлений; за тех из вас, чье мнение становится приговором суда, пред которым все должны склонять головы, прежде чем пройдут в те врата, над коими огненными буквами будут начертаны слова:

«Суд Милосердный».

Тот факт, что вы забыли или не знали принципа, лежащего в основе этой надписи, никак не поможет вам в тот Судный День, когда придет и ваше время пройти через эти врата.

Если бы вы сами были олицетворением чистоты, воплощением мудрости и знания, вы могли бы (заметьте – Я говорю могли бы) миновать Владык кармического закона и оказаться среди судей своих братьев. Но, будучи такими, какие вы есть, – слабыми, подверженными ошибкам смертными, – не дрожите ли вы от ужаса, неизменно охватывающего вашу душу при мысли об уготованной вам божьей каре, когда с ложью нарушенного священного обязательства, еще не остывшей на вашем языке, с поцелуем Иуды, еще дрожащим на ваших губах, ведете на распятие друга, который верил вам, брата, отдавшегося беззащитным в ваши руки?

Ах, ослепленные души! Я слышал ваши требования о помощи, защите и дальнейшем продвижении, опирающиеся лишь на несколько дней или лет служения Ложе, предъявляемые за золото или серебро, за пригоршню ничего не стоящих безделушек.

Но Я говорю вам – ни тысячелетия служения Белому Братству, ни все золото и серебро Вселенной, ни все драгоценности моря, неба и земли не смогут купить даже одного взгляда одобрения, покоящегося на Лике Великого Учителя в тот миг, когда самый смиренный чела преклоняет пред Ним колени, как не смогут они открыть ни одних из семидесяти семи врат, преграждающих путь к престолу Иерофанта, – ибо не загладят предательства, за которое не может быть искупления, и не смогут смыть крови, пролитой на землю хотя бы одной неотомщенной жертвой.

Если вы не можете сдержать клятв, данных своему высшему «Я», то какую же гарантию своей верности сможете дать Закону, если вам будет доверена жизнь и благоденствие малейшего из малых детей Бога – какого-либо чела Ложи – или же будет поведана какая-то тайна Палаты Сокровищ?

Если вы, несмотря на ваши клятвы, не можете повиноваться законам, то как же вы можете сидеть среди Законодателей и давать справедливые указания исполнителям этих законов? Если из глубин подлости и испорченности вашей низшей природы вас влечет искать подобное в других; если вы смакуете, словно сладкий кусочек, любую клевету и злословие, которое услышите, а ваши уши чешутся от зуда при рассказе о преступлении брата, о потере добродетели сестрой или о падении какой-то слабой, поддавшейся искушению души из разряда «высокоуважаемых», то как же сможете вы нести страдающему миру Весть Любимого Учителя о милосердии, прощении, искуплении и воскресении?

Как сможете вы стоять пред алтарем Владыки Высшего Дозора с поднятой головой и горящими глазами, в белых одеяниях с золотой каймой, которыми одаряют сынов и дочерей Третьей Ступени в знак победы, чистоты, бескорыстного служения и страдания за других, в знак бессмертной жизни и любви? Вы отнеслись с небрежением и беспечностью к бесчисленному множеству данных вам поручений и обязанностей, к посланиям, переданным вам с таким трудом и устремлением.

Хотя бы в целях самосохранения, Я молю вас прислушаться и обратить внимание на Мои слова.


Когда мы вспоминаем, что мы можем увидеть в другом человеке только то, что есть в нас, пусть и скрыто, тогда мы можем взять это за подсказку, что мы можем изменить в самом себе, и, делая это, немного исцелить мир.

Да будем же мы все так служить миру.


Annegret


Осудите сначала себя самого,

научитесь искусству такому,

  а уж после судите врага своего

и соседа по шару земному.


Научитесь сначала себе самому

не прощать ни единой промашки,

а уж после кричите врагу своему,

что он враг и грехи его тяжки.


Не в другом, а в себе побеждайте врага,

а когда преуспеете в этом,

не придется уж больше валять дурака —

вот и станете вы человеком.

                                                                                             Булат Окуджава



Версия для печати
 

© Храм Человечества

  Яндекс.Метрика 


Работает на: Amiro CMS